Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

мальчик

Москва - начало века. Г...вно.

Бывают дни, когда мироздание подминает под себя человека, где бы он ни находился и кем бы он ни был. Есть, конечно, отдельные везунчики, но подавляющее большинство жителей планеты испытывали подобные сложности. Выражаются такие проявления природы по-разному.

И вот пример.

Уже на закате челночного бума, один мой знакомый, человек лет пятидесяти, который работал проводником поезда Орск-Москва и параллельно возил кучу нужных товаров из столицы к себе на родину, рассказывал о своих московских приключениях:

- Приехал я, значит, в Москву. Полдевятого утра. Двое суток в вагоне. Народ попался беспокойный - на грани скандала всю дорогу. Ладно. Выпроводил всех. Вздохнул.

Шесть часов на все про все... Ну, я сначала в Лужники. На выходе из метро зацепился за что-то - порвал рукав рубашки. Бог с ней с рубашкой. Хотя, жалко конечно. Товар искал подходящий, часа три проходил - ничего... То дорого, то дрянь какую-то предлагают. Ну, я на Черкизовский. Прямо на входе ногу подвернул. Прихрамывая, бродил еще полтора часа. Так ничего и не купил. Уже обратно пора. Ковыляю по платформе Казанского вокзала. Усталый, злой, без товара. Тут раз... в дерьмо собачье наступил. Черт возьми! Чуть не заплакал. Сел на бетонный заборчик у путей, хотел газеткой оттереть. Только наклонился и... мне на голову, откуда-то сверху, насрал голубь...

И вот я, усталый, с больной ногой, в рваной рубашке, без товара, весь в говне, вдруг понимаю, что часы на руке отстают минут на двадцать и я вижу, как поезд мой в этот самый момент трогается и начинает набирать ход…
мальчик

Москва - начало века. Королева.

Полуподвал. Магазин "Продукты" в центре Москвы, каковых множество в пределах Садового кольца. Сонное утро. Редко такое состояние возможно в начале века в нашей столице. В магазине кроме меня никого, только за прилавком, разглядывая противоположную витрину с хлебобулочными изделиями, сидит пожилая продавщица. Ее осветленные волосы у корней темнее.

Я задумался, разглядывая ряды бутылок с некрепким алкоголем.

Покой нарушает лишь неизвестно откуда взявшаяся ранней весной большая муха, которая бешено носится от стены к стене и, работающий где-то за спиной работника торговли, радиоприемник.

Диктор быстро и четко читает новости:

"... в списке потенциальных невест наследника Британской короны принца Уильяма есть и наша соотечественница - теннисистка Мария Шарапова..."

Продавщица всплеснула руками и сказала мне:

- Ну, надо же! Дожили! Дылда сивая! Только и умеет, что по мячику лупить... и та в королевы метит!

Я улыбнулся. Женщина покачала головой, взяла с полки пакет молока и решительно отрезала уголок большими ножницами. Несколько капель пролилось на прилавок.

Муха неожиданно вылетела в приоткрытую дверь магазина.
мальчик

Гомер иногда икает (часть 2)

***

Рыжая Поволоцкая увлеклась сбором пазлов. Пазлы были не просто большие, они были громадные, около полутора, а то и двух квадратных метров, состояли из тысячей мелких элементов. При этом она почти исключила алкоголь из своего рациона.

- По пьяни ни фига ничего не соберешь - так комментировала это Рыжая Поволоцкая.

Мы верили, но это было для нас слабым утешением, так как раньше мы приносили ящик вина, и пили вместе, в хороших условиях и в чистой комнате. С приходом пазлов в жизнь нашей подруги все изменилось. И однажды Рыжая Поволоцкая сказала:

Collapse )
мальчик

upd

***

Пьем пиво на набережной у Кремля. Ни одного туалета.

- Пойду обоссусь вон туда - сказал Беклемишев, указывая на одну из башен.
- Ты че! Здесь нельзя! Свинтят менты мигом!
- Мне можно, здесь у меня дом. А у своего дома можно.

Дом предка нашего друга - боярина Берсень-Беклемишева действительно когда-то примыкал к одной из башен московского кремля, которая с тех пор так и называется - Беклемишевская.
мальчик

Гомер иногда икает (5)

***

Сидим у знакомой девушки по имени Юля. Пьем какую-то сладость типа портвейна. Разговариваем о музыке. Под ногами крутится собака породы неизвестной.

Приходит Игнатьев. Белая рубашка. Галстук торчит из кармана. Лежал на полу. Это видно по грязному пиджаку. Сел. Икает. Посмотрел под ноги и что-то заметил.

- Чё это у вас с ножкой? Бобры что ли живут? - и показал на обточенную до диаметра юбилейного рубля ножку стола.

Девушки засмеялись.

- Нет, это у нас собака...

Начало и конец ножки остались нетронутыми. Собака увлеклась только серединой.

- А... - удовлетворился объяснением Игнатьев - ну дайте, что ли выпить. А то так и буду икать.

Он выпил три стакана портвейна. Стало значительно веселей. Девушки потешались над бредом, который мы несли. Игнатьев разошелся. Девушки уже посматривали на него с опаской. В какой-то момент он с рыком опустился на четвереньки и минуты за три перегрыз ножку стола до конца. Сплюнув деревянной стружкой, Игнатьев подложил под оставшийся огрызок несколько учебников по матанализу и сел допивать портвейн.


Collapse )